125009, Москва, ул. Б. Дмитровка, 15 тел.: +7 (495) 694-51-12, факс: +7 (495) 692-90-17, rgaspi@inbox.ru
Карта сайта
Написать письмо
ВКонтакте
Новости и Объявления
  19-24 июня 2017 г. в двух городах: Москве и Магадане в рамках российско-германского форума «Петербургский диалог», под эгидой Совета при Президенте Российской Федерации по развитию … Подробнее
  22 июня 2017 г. РГАСПИ встречал архивистов Республики Татарстан в рамках договоренности Государственного Комитета Республики Татарстан по архивному делу с Федеральным архивным агентством о пров… Подробнее
  Уважаемые пользователи! Информируем вас о том, что читальные залы РГАСПИ будут закрыты для посещения с 31 июля по 14 августа 2017 года в связи с проведением плановых профилактических мероп… Подробнее
  22 июня 2017 г. РГАСПИ, МВО «МАНЕЖ» и Фонд поддержки детского технического творчества им. летчика-космонавта СССР героя Советского Союза А.А. Сереброва проводят акцию «НЕ… Подробнее
Все новости

 

Заседание седьмое

«Закон и порядок. Законодательная и исполнительная власть в России в начале XX века». 

7 февраля 2013 г. в Российском государственном архиве социально-политической истории состоялось седьмое заседание дискуссионного клуба, с докладом на котором выступил доктор исторических наук, главный специалист Центра документальных публикаций РГАСПИ К.А. Соловьев. В 2011 г. в «РОССПЭН» вышла его монография «Законодательная и исполнительная власть в России: механизмы взаимодействия (1906-1914)», основные положения которой были изложены автором в ходе выступления.

Заседание по традиции открывал директор архива, кандидат исторических наук, Лауреат Государственной премии РФ в области науки и техники А.К. Сорокин, отметивший актуальность рассматриваемой проблематики. Он напомнил присутствующим, что в прошлом году было создано Российское историческое общество во главе с действующим Председателем Государственной Думы С.Е. Нарышкиным, основной целью которого является изучение истории функционирования высших государственных органов Российской империи.

А.К. Сорокин подчеркнул, что современные аналитики отводят значительное место проблеме политической и управленческой преемственности и занимаются серьезными исследованиями деятельности видных политиков имперского периода. В частности, П.А. Столыпина, предпринявшего попытку проведения глобальных социально-экономических преобразований и реформы политического истеблишмента царской России. Предоставив слово докладчику, директор архива добавил, что К.А. Соловьев был активным участником подготовки монументальной энциклопедии, приуроченной к 150-летию П.А. Столыпина, а также выпустил большое количество научных статей, посвященных выдающимся государственным деятелям России начала XX века.

В начале своего выступления докладчик отметил, что при рассмотрении взаимодействия законодательной и исполнительной власти России начала ХХ в. доминируют два исследовательских подхода. Первый акцентирует внимание на юридической, формальной стороне дела, описывая то, как данные правительство, дума и др. органы власти контактировали на основе государственных законов. Второй подход следует канве газетных публикаций того времени, то есть рассматривается в основном борьба законодательной и исполнительной власти. По мнению автора, проблематика и первого и второго подхода является ложной, так как не отвечает на вопрос, что представляла собой политическая система России в 1906-1914 гг.

К.А. Соловьев в своем докладе сфокусировал внимание на трех узловых моментах, являющихся своеобразным «скелетом» его концептуального подхода.

1) Восприятие политической системы различными участниками политического процесса

Автор отметил, что все участники воспринимали политическую систему по-своему. «Это ключевой момент, без понимания которого невозможно в полной степени понять специфику функционирования имперской государственной машины» – отметил К.А. Соловьев в своем докладе. Он проиллюстрировал это различие на примере Манифеста 17 октября 1905 г. «Октябристы» воспринимали его как негласный договор между властью и конструктивной частью общества на пути становления конституционной монархии. Другие представители либерального крыла, кадеты, в свою очередь, видели в нем первый шаг на пути к созданию правового государства. Некоторые рьяные монархисты считали его непозволительной уступкой и проявлением слабости власти.

2) Институциональное оформление представительной власти

К.А. Соловьев высказал тезис, что ни один орган законодательной и исполнительной власти России того времени не был единым. Правительство было раздроблено на множество групп, в которые объединялись разные министры, лоббировавшие свои интересы. В Государственной Думе и Государственном Совете ситуация была еще запутанней. В результате этого, говорил К.А. Соловьев, диалог между представителями власти становился «многоуровневым и многовекторным». Отдельно взятый депутат мог находиться в контакте и с министром, и с его товарищем, и с директором департамента внутри министерства. Таким образом, складывались сложные «сетевые связи». В этой ситуации неформальные контакты порой имели большее значение, нежели формальные процедуры. По меткому замечанию докладчика, «многие важнейшие вопросы предварительно обсуждались представителями законодательной и исполнительной власти за чашкой чая».

3) Практики и механизмы принятия управленческих решений

К.А. Соловьев проиллюстрировал влияние неформальных связей на примере работы Государственной Думы в ходе принятия отдельных законодательных актов. Автор отметил, что львиную долю времени депутаты тратили на утверждение ключевого документа – бюджета. В то время как они работали с бюджетом, накапливалось большое количество мелких законопроектов, требующих утверждения – так называемой, «законодательной вермишели», или, по определению С.Ю. Витте, «закончиков».

Случалось так, что на принятие этих самых «закончиков», коих могло быть 300-400 штук, у депутатов оставалось не более 40 дней. В этой ситуации голосование приобретало «случайный характер». Кто мог в короткие сроки привлечь на свою сторону идейных союзников, у того были наибольшие шансы безболезненно провести «нужный» закон. При этом важнейшие законопроекты, в частности проекты П.А. Столыпина, либо не принимались вовсе, либо принимались с большой серьезной редактурой в течение 5-6 лет. Таким образом, резюмировал автор, сама практика меняла логику принятия решений. Зачастую кардинально. А сфера реальной политики и сфера интеллектуальной деятельности во многих случаях не только не совпадали, но и находились в остром противоречии.

Вопросы, заданные докладчику, по итогам его выступления касались в основном методологии. На вопрос главного специалиста РГАСПИ, доктора исторических наук Л.А. Лыковой, что заставило автора взяться за такую сложную тему, К.А. Соловьев ответил, что основным обстоятельством стало выявление им большого массива документов из фонда перлюстрации Департамента Полиции, содержащего переписку депутатов Государственной Думы и членов Правительства. Наличие значительного количества документов, позволяющих проследить неформальные отношения представителей законодательной и исполнительной власти, дало возможность выявить целый ряд элементов «политической кухни» России начала ХХ века до этого скрытых от взгляда исследователей. Именно эти материалы стали источниковой базой докторской диссертации и монографии К.А. Соловьева. На предложение Л.А. Лыковой провести аналогии с современностью и актуализировать тему, К.А. Соловьев сказал, что проведение некоторых аналогий имеет право на жизнь, но будет не совсем корректным. Прежде всего, по той причине, что российское общество 100-летней давности являлось значительно более сложной системой. За каждым депутатом стояли конкретные люди, имевшие большой опыт управленческой работы, в частности, в органах местного самоуправления (земских учреждениях).

Необходимо отметить, что активное участие в этом заседании приняли наши гости, сотрудники архивов Свердловской области, находящиеся в Москве на стажировке, в составе 9 человек. В частности, ряд вопросов докладчику задал директор Центра документации общественных организаций Свердловской области А.А. Гагарин. В частности, он спросил у автора, с какой целью создавался Парламент, если он, по словам автора, был не столь эффективным. К.А. Соловьев, ответил, что главная цель Парламента состояла в обеспечении легитимности существующей власти. Эффективность работы в этой связи являлась второстепенным обстоятельством. В продолжение темы он сказал, что считать Думу лишь декорацией и «игрушкой в руках власти», означает сильно упрощать ситуацию. Все было гораздо сложней. Так, по словам автора, без Думы в принципе не могло быть такой фигуры как П.А. Столыпин.

На предложение главного специалиста РГАСПИ, председателя Совета молодых ученых и специалистов архива А.В Лукашина привести конкретные факты, демонстрирующие влияние неформальных связей на принятие управленческих решений, автор ответил, что можно привести множество подобных фактов, но без знания исторического контекста они не будут играть большого значения. На вопрос преподавателя Московского энергетического института А.А. Веселова, насколько сильно исполнительная власть вмешивалась в законодательную деятельность, К.А. Соловьев сказал, что термин «вмешивалась» не очень корректный в этой ситуации, так как подавляющее большинство законов принималось именно по инициативе Правительства. «При этом следует понимать – говорил К.А. Соловьев – каждый новый министр в случае несогласия с политикой своего предшественника полностью не отходил от линии, начатой его предшественником, а просто спускал многие инициативы на тормоза».

Ведущий специалист Центра документальных публикаций РГАСПИ Б.С. Котов спросил, насколько правдиво утверждение, что по вопросам внешней политики, депутатам было проще всего прийти к согласию, докладчик ответил, что это действительно было так. Во многом по причине того, что в тот период проблемы внешней политики не были ключевыми. В целом заседание дискуссионного клуба вызвало большой интерес у присутствующих и в конце его участники поблагодарили К.А. Соловьева за интересный доклад и ответы на вопросы. В заседании приняли участие 24 человека. 

В начало ↑